waldemar_kazak (waldemar_kazak) wrote,
waldemar_kazak
waldemar_kazak

Categories:

часть 4 детство 70е

Внезапно написался кусок перед последней недоделанной частью про родственников и походы в гости.

Начало
http://waldemar-kazak.livejournal.com/148063.html


Продолжение
http://waldemar-kazak.livejournal.com/148397.html


третья часть http://waldemar-kazak.livejournal.com/148668.html




В Николаев было первое мое большое путешествие. А через год мы поехали к родственникам в Латвию. У нас был эпический автомобиль купленный отцом с рук - горбатый запор песочного цвета. Когда он стоял пустой, его задние колеса смешно подворачивало внутрь. Багажника в машине не было, поэтому для дальних путешествий весь скарб присобачивался на крышу. Со стороны это выглядело точь в точь как на карикатурах тогдашних газет.
Отец выклеил из ткани пропитанной эпоксидкой новую панель и вставил туда приборы от Москвича. Он страшно этим гордился, выглядело это здорово конечно, но  быстрее запорожец от этого не ехал. Он делал это медленно и с надрывом, на высоких оборотах выдавая художественный писк готовый оборваться в любую минуту. В салоне нестерпимо пахло бензином и хоть мне этот запах нравился, в долгой дороге я нешуточно угорал. А самое страшное воспоминание  - нас все обгоняли! Москвичи, лады, старые москвичи, победы, про волги я молчу. Когда мы, наконец, обгоняли инвалидку или грузовик, мое маленькое сердце ликовало - я был рад за папу и за наш запорожец. Тогда возле дорог не было никаких закусочных и мы ели на полянке поросшей вереском приготовленные мамой бутеры и запивали чаем из клетчатого термоса. Вот честно - вкус этого чая до сих пор помню. Когда стемнело, мы остановились на ночь в гостинице где-то в псковской области. Внутри было очень холодно и там я впервые увидел тараканов. Удивительно, но ни в нашем деревянном доме, ни в д/с, ни в больнице, где я лежал их не было. Хоть и сотовых не было тоже.  В Латвию мы тоже въехали ночью. Там было посветлее - по обочинам горели фонари, а я пробовал на вкус странное слово Даугавпилс. Словно комар впивался в руку, мне это не нравилось. Мы приехали к тетке в центр Риги - на ее окне стояли розы, точь-в-точь как в сказках Андерсена, а самой ее дома не было и тогда мы пошли гулять по городу. На одной из улиц продавали эскимо. У нас в городе кроме сливочного и молочного ничего не было, поэтому в моем мозгу имелась четкая связь эскимо=большой и важный город, ну или столица. Тут я было зауважал Ригу, но недолго - вид-то то мороженого был один в один, но на вкус это было обычное наше калининское молочное. Предательски облепленное шоколадом. Оно и в подметки не годилось московскому эскимо! Я расстроился и меня уже не радовали ни соборы, ни необычные дома. Всю прелесть Риги я распробовал гораздо позже. А тогда масла в огонь подлила другая тетка - Рудита, которая рассказала, что она только что была на взморье - я узнал, что оказывается море рядом и стал канючить, чтобы мы срочно ехали туда. И мы поехали! Только не сразу. Ого-го! Это был не ласковый теплый лиман Южного Буга, это было серое холодное море с круглыми камешками на дне, наглыми чайками и мелким серым песком среди сосен. Увидев это все у меня в голове резко посыпались фигурки загорелых женщин в купальниках, продавцы кукурузы, водные велосипеды и деревянные лежаки с лежащими тушками курортников. Лежаки-то на песке были. Но на них никто не лежал. Мамуля говорила что-то про янтарь, но я никакого янтаря не видел, а видел только свои синие от холода ноги.  По-моему, только посещение замка в Сигулде и катание по канатной дороге избавило меня от сплина. Да, что я еще хорошо помню - молоко. Бутылки были не поллитровые, а литровые, от этого горлышко казалось смешным, молоко было вкусным. Вкусным был и круглый хлеб посыпанный семечками. У нас такого не продавали. Еще помню Лисью ферму, где жил еще мой прадед, ну давно, не при мне. Лис там никаких не было, зато были кукурузные поля. В одном из них я заблудился, тк ряды кукурузы были во все стороны одинаковыми и в панике выбежав в паре км от фермы я удивлением узнал, что руский язык тут знают не все. Мужик у которого я спросил где ферма долго не втыкал, пока я не назвал имена своих родственников. Я жил в комнате своего троюродного брата Эгона. У него в шкафу стояли модельки автомобилей, а на полке здоровые пластмассовые фигурки неандертальцев. Пока я устраивал им битвы, Эгон жарился в песках Афгана, выполняя интернациональный долг.
Когда мы приехали домой, я не мог узнать свой город. Он весь поблек и сжался. Деревья были какие-то вялые, по улицам ветер заметал ручейки песка. То ли я вырос, то ли тот июль был жаркий.

Tags: слова
Subscribe

  • отчет о небольшой велопокатушке

    Продолжаю вести небольшие велосипедные отчеты.…

  • местячковое

    Когда я был маленький, в художественной школе мы ходили в местную картинную галерею, где у нас была история искусств. Галерея располагалась в путевом…

  • Торопец

    Пока нормальный россиянен утюжит просторы Тосканы и Каталуньи, мы с женой катаемся по Тверской области. На самом деле – ее площадь как три…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • отчет о небольшой велопокатушке

    Продолжаю вести небольшие велосипедные отчеты.…

  • местячковое

    Когда я был маленький, в художественной школе мы ходили в местную картинную галерею, где у нас была история искусств. Галерея располагалась в путевом…

  • Торопец

    Пока нормальный россиянен утюжит просторы Тосканы и Каталуньи, мы с женой катаемся по Тверской области. На самом деле – ее площадь как три…